Пресса (Архив 2014)
 

Алена Апина. На заре успеха.
Журнал "TV RUS"
Яна Шварц
9 января 2014
...............................................................................................................................................................................................................................................................

Рубеж 80-х и 90-х. Молодежь на дискотеках отплясывает под "Американ бой" и "Бухгалтера". Песни разудалые, но с ноткой отчаяния - созвучны времени. Одну из солисток зовут Алена Апина. Судьба ее так круто изменилась!..


Аленой она стала на сцене - мама с папой назвали дочку Еленой. Но у шоу-бизнеса свои законы. "Встречайте Таню Иванову и Елену Апину!" - звучит как-то не очень. Но если заменить "Елену" на "Алену" - другое дело. А вот фамилия сразу вписалась. Брак Елены с саратовским художником Валерием Апиным был скоропалительным. Выскочила замуж в 18 лет из чистого любопытства, через год развелась. Но документы, в которых бывшая Левочкина значилась Алиной, менять не стала - такая волокита. Может, правду говорят: сменишь имя - судьба изменится? Вот Лена Левочкина очень хотела стать пианисткой. Школу музыкальную закончила, училище. А в консерваторию на фортепианное отделение не поступила, хотя все преподаватели считали ее способной. Пошла на факультет народного пения - но только для того, чтобы потом как-нибудь перейти "в пианистки". Твердо была намерена мечту осуществлять. И наверняка осуществила бы. Но однажды Лену Апину встретил в пустом консерваторском коридоре давний приятель Виталий Окороков: "О! Может, ты как раз та, кого я ищу? Хочешь стать солисткой девичьей поп-группы? Сможешь пополнить свой студенческий бюджет. Решайся!"


- Алена, как Вы тогда оценили это предложение - как авантюру?

- Не как авантюру, а как какую-то глупость. Почему? Знаете, и сейчас есть люди, которые попсу ненавидят. Я была приблизительно такой же. И в своем мнении сначала упорствовала, а потом задумалась: почему вся страна любит эти песни, а я их считаю какой-то ерундой? Выходит, все дураки, одна я умная?


- Эти вопросы Вы стали задавать себе позже, а тогда сказали Виталию "да"?

- Исключительно из материальных соображений. Какие у студентки деньги? А тут появилась возможность подработать.


- Как считаете, такие встречи и такие предложения - судьба, случай?

- С каждым человеком что-то подобное происходит. Только один подсознательно распознает сигналы судьбы, останавливается, реагирует, а другой так и идет зашоренный по своему коридору дальше. Ангел вставит ему в ухо трубу, будет дуть, а он не услышит. Я вот думаю: почему люди не садятся в поезд, который потом терпит катастрофу? Или в самолет? Например, со Львом Лещенко в 1972 году случилась такая история. Он и пародист Виктор Чистяков должны были лететь одним рейсом. Но Лев Валерианович понял, что не успевает, и успокоился. Чистяков тоже опаздывал. И кто-то ему в ухо наверняка шептал: "Эй, парень, ты же все равно не успел, останься!" Не послушал. И самолет ради него задержали, а через час он разбился. Почему один услышал, а другой
нет? Тут множество вопросов. Мне кажется, внутри каждого из нас есть некая необъяснимая штуковина. И если ее объяснить - мир рухнет.


- Штуковина зовется интуицией?

- Да. И к ней нужно непременно прислушиваться. Мы с моей интуицией дружим. И если, скажем, назначена какая-то встреча, я заранее знаю, удачной она будет или нет. Интуиция у меня натренированная -как мышца...


- Помните первую встречу с будущими соратниками по "Комбинации"?

- Первая встреча была с Сашей Шишининым. Он, комсомольский работник, являлся и
создателем коллектива, и автором музыки всех песен, которые мы пели. Знаете, в чем, наверное, изначально была правильность, залог успеха? В том, что в основе лежала не корысть, а идея. Чистота была! Сейчас, если осуществляется какой-то проект, он, как правило, рассчитан на то, чтобы срубить денег и разбежаться. У нас было иначе. Саше хотелось сделать все самому, бросить вызов себе, завоевать мир, показать девчонок, изменить судьбу.


- Вы этими идеями быстро заразились?

- Нет, я заражалась долго. Меня даже увольняли из "Комбинации". За то, что я была совершенно деревянная. В плане пластики, ритмики - никакая. Я считала, что девушка должна книжку читать и партитуру разбирать - это нормально. А остальное... Поэтому Таня Иванова и Оля Ахунова, наша гитаристка, подводили меня к зеркалу и, как медведя, учили красиво двигаться.


- Путь к славе был труден. Слышала, что Вам изначально приходилось и по деревням с концертами ездить. Бабушки-то колхозные плевались небось: девки с начесами да в коротких юбках...

- Боже упаси! Отлично принимали. Рады были, что хоть кто-то приехал. А однажды вообще смешно получилось: приехали, а в деревне света нет уже три дня. Что делать? Надо отправляться назад. А нам: нет уж, раз приехали - пойте! Хорошо, с нами был наш композитор Виталий Окороков. Он сел за расстроенное пианино в клубе, и мы начали концерт!


- В общем, как страшный сон те дни не вспоминаете?

- У меня память избирательная, я стараюсь все плохое сразу вычеркивать. А из тех дней и вычеркивать нечего. Все было настолько новым, интересным. Знаете, три года, что я отработала в "Комбинации", пролетели как... ну, вот как звезда падает. Она летит красиво, у нее свой путь, и такой что - ах! Так и здесь было.


- Однако в 1991-м Вы сами прервали этот полет.

- (Смеется.) Да, может быть, и здесь кто-то шепнул: мол, пора замуж выходить.


- Как-то в интервью Вы сказали, что всякое бывало в Вашей семейной жизни, и до развода доходило. Были серьезные причины?

- Если бы действительно были серьезные причины, мы бы разошлись. А так... Знаете ведь, как бывает: кажется - да, вот это причина! А проходит время - боже мой, какая ерунда! Все видится на расстоянии.


- Может быть, человеку, которого любишь, вообще надо все прощать?

- У каждого на этот вопрос свой ответ. Лично я думаю, что любовь - это когда совершенно чужой человек становится родственником. Хотя и родственники бывают разными. В общем, мистика. Поэтому на все вопросы, касающиеся любви, ответить, как мне кажется, невозможно.


Назад к списку