Пресса (Архив 2010)
 

Алена Апина: "От судьбы не уйдешь".
Источник: Gala. Биография.
02 апреля 2010
...............................................................................................................................................................................................................................................................

Жизнь часто ставила Алену Апину перед выбором. Сначала ей пришлось выбирать между учебой и работой, потом - между работой и семьей. Но в результате все сделанные выборы оказались правильными. "Судьба подает нам знаки, надо только суметь вовремя обратить на них внимание", убеждена певица.

С детства Алена Апина звезд с неба хватать не собиралась и вообще полагала, что ее судьба и будущее, как и у многих уроженок города Саратова, изначально предрешены. Если бы не родители, привившие девочке интерес к музыке.

- Я была обычной девочкой с окраины провинциального городка, - рассказывает Алена, - родители видели меня музыкальным работником в детском саду и женой военного. По меркам Саратова в то время лучшей судьбы для девушки и пожелать трудно.


- Разве вы не стремились подобно чеховским трем сестрам "в Москву, в Москву"

- Какая Москва, о чем вы говорите? В то время столица была для меня все равно, что Нью-Йорк. Что - то далекое и несбыточное. Моя же жизнь в Саратове была проста и ясна, как двухкопеечная монета, которую бросали в телефон-автомат. Музыкальная школа, музыкальное училище, музыкальный работник в детском садике. Вот он - идеал красивой жизни, отличный от той, которая на окраине города. Какие в ней могут быть чудеса? Около нашего дома была городская окраина, рядом - железная дорога и испытательный полигон авиационного завода, - можно себе представить, что это такое!


- Практически любая девочка мечтает стать актрисой. Вы исключение?

- Когда я пришла на прослушивание в театральное училище, а конкурс там был сумасшедший, мне даже рта не дали раскрыть: "Девушка, вы можете не терять напрасно время. У вас неправильный прикус!" Первым серьезным ударом для меня было то, что я не поступила в консерваторию по классу фортепиано. Я не понимала, почему это произошло: ведь я была хорошей пианисткой. Более того, меня никто никогда не усаживал за пианино, не заставлял заниматься, не раскладывал спички. Что касается фанатизма, связанного с музыкой - не знаю, были ли мне равные. На следующий год я вновь попыталась поступить и опять пролетела. Но все равно продолжала заниматься, брала частные уроки, билась словно рыба о толстый-толстый лед. А потом села и подумала: наверное, это неспроста. Мало ли что я хочу. Может быть мне предначертано что-то другое? Знаете, как бывает: тебе кажется, что ситуация тупиковая, а на поверку оказывается, что это - распахнутая дверь.


- Что же оказалось этой "распахнутой дверью"?

- У меня была знакомая девочка, которая пела в народном ансамбле. Однажды она мне и сказала: "Попой с нами, голос у тебя есть, будешь получать пять рублей за выступление". Кстати, она первая мне сказала: "Какой у тебя интересный тембр". А я как-то и не задумывалась по поводу того, какой у меня тембр. Ведь к пению я всерьез не относилась, ну пою и пою - в музыкальной школе или музыкальном училище все поют. Не могу сказать, что мне нравилось петь, просто это было для меня своеобразной зацепкой за музыку, чтобы уж совсем окончательно не уйти в бухгалтера. Конечно, было обидно: ребята, с которыми училась в училище, получали образование в консерватории, у них жизнь продолжается, а я чем хуже?
Именно в этот момент я и встретила своего первого мужа (художник Валерий Апин.- прим.ред). Он был на десять лет меня старше, закончил в Москве Суриковское училище, вернулся в Саратов. У него была своя мастерская и в те времена, он был не самым последним человеком в Саратове. Вместе мы прожили около года, и от этого брака у меня осталась только фамилия. Это сегодня я понимаю, что мое замужество в восемнадцать лет было сродни любопытству. А тогда я была молода и наивна.


- Родители вас не отговаривали от столь опрометчивого шага?

- Мои родители разошлись, когда мне было десять лет. Их бракоразводный процесс, который состоялся как раз в мой день рождения 23 августа, оставил в моей душе жуткую царапину. Слава Богу, что с отцом у нас сохранились прекрасные отношения, мы вместе ездили отдыхать на море. Я жила с мамой. Мне было тяжело от их разрыва, хотя и прекрасно понимала, что они очень разные. Может быть, поэтому я и "выскочила" так рано замуж.
Осознав, что семейная жизнь моя не складывается, я стала забивать свою голову чем только могла. Стала работать пианисткой в спортивной школе. Ездила на соревнования. Продолжала петь, более того, играла в самодеятельном театре. А через год поступила в консерваторию на музыковедческий факультет на класс народного пения. Училась с удовольствием, даже съездила в этнографическую экспедицию. А однажды во время каникул шла по коридору консерватории, навстречу мне - мой старый знакомый Виталий Окороков. "Что ты здесь болтаешься?", - спрашивает он. "Как что? Каникулы!" "Хорошо, что я тебя встретил. Тут один знакомый собрался делать женскую группу. Всех нашли, но еще нужны две солистки. Ты все равно поешь". И тут я встала в позу: "Сколько?" Мне очень нужны были деньги. "Если понравишься, будешь получать 10 рублей за выступление". И началось: первые притирки, первые записи песен. Все девчонки были моложе меня, только после школы, без музыкального образования. Мне было не то чтобы неинтересно, просто странно все это. Ладно, подумала я. Пока каникулы, можно и попеть, но все равно я дальше буду учиться. Деньги, это хорошо, но образование важнее. Мы ездили с концертами по деревням, колхозам… Садились в арендованный автобус и вперед… За чисто символическую плату в 50 копеек продавали билеты и выступали. Где-то не было света и приходилось петь под аккомпанемент расстроенного рояля. Однажды заехали в степь, чуть ли не на границу с Казахстаном. Было начало осени, достаточно прохладно, а у нас сломался автобус. Как мы не околели в этой степи, до сих пор удивляюсь.
А параллельно с "гастролями" мы умудрялись записывать свой репертуар. Продюсер был одержим идеей завоевать Москву, но чтобы ее покорить, ему нужно было представить продукт, не мог же он московским акулам шоу-бизнеса на словах объяснять, что вот, есть две классные девчонки, поют замечательно… Поскольку музыкальной студии у нас не было, песни мы записывали в ресторанах.


- Вам пришлось выбирать между работой в группе и учебой?


- Я и подумать не могла, что все это всерьез и надолго! Начался новый учебный год. У меня не было телефона и мне постоянно передавали записочки: "Тогда-то там-то концерт. Надо бы приехать". " Да я учусь!". "Ну давай, последний раз и все, пока не нашли тебе замену". А замену искали и уже серьезно. И вот тут во мне проснулось амбициозность, смелость - что угодно. И сама себе сказала: "Фигушки, я кому-нибудь уступлю!" В общем, сидела как собака на сене: и учиться хочется (образование все-таки!), и выступать хочется (сценой-то уже "отравилась") Все никак для себя решить не могла, что же делать. Слух о группе "Комбинация" уже пошел…За меня все решил фатум. Наш продюсер Саша Шишинин продал свою машину, записал на видео что-то отдаленно напоминающее клип (можете себе представить что это было за видео!) и уехал в Москву показывать нас продюсерам. Он так верил в свою мечту! Среди продюсеров оказался Александр Иратов (в тот момент он работал с Вячеславом Малежиком). "Не трать напрасно деньги, - сказал Саше Иратов, - не привози ты этих лохушек!". Но Шишинин добился-таки своего. Нашел одного умного продюсера, которого ни больше, ни меньше звали Сергей Лисовский. Вот он и сказал: "Что-то в этом есть, давай-ка вези своих девчонок, в Волгограде концерт 7 сентября, я их выпущу на один номер". Концерт назывался "Дискотека на колесах". И если до этого я только по телевизору видела, что такое конная милиция, то теперь мне предстояло убедиться воочию, как конная милиция оцепила дворец спорта.
Из Саратова мы приехали на катере - денег не было, костюмы - самодельные, сами одеты очень скромно, но петь решили живьем. В общем, наш первый выход в серьезном концерте врезался в память на всю жизнь. Думаю, что не только нам. Когда мы увидели девочек, которые работали на подтанцовках у Сережи Минаева, на нашу барабанщицу в прямом смысле слова напал столбняк. Нам на сцену идти, а она стоит и ничего не соображает. "Юля, - зовем мы ее, - нам на сцену пора". А она стоит и с места сдвинуться не может. Что творилось за кулисами во время нашего выступления невозможно описать. Артисты, техники, осветители валялись по полу от смеха, потому что надо было видеть наши движения и костюмы! Таня Иванова вышла на сцену с косой, но такой походкой…
В то время она любила ходить по дискотекам, и запросто могла выдать следующее: "Я вчера одной девице дала в лоб, нечего смотреть на моего парня". Приблизительно тоже самое говорил ее вид и на концерте. Тем не менее, наше выступление состоялось. У нас не было артистического опыта, но мы были искренними. Нам было очень страшно, а люди нас приняли на "ура". И это очень помогло. Ощущение от выступления на большой сцене я запомнила навсегда - адреналин, кураж, энергия. А потом, уж не знаю, может быть ради шутки или еще ради чего-то, но нас оставили в этом шоу. И второй концерт был в Донецке. В перерывах между концертами мы вынуждены были ночевать на вокзалах - денег на гостиницу у нас не было. Все, что мы зарабатывали, Саша тратил на подарки нужным людям. В общем, в шоу мы закрепились. Из консерватории мне пришлось уйти.


- И от мужа тоже?

-С мужем мы уже давно не жили. Иногда, если встречались, он спрашивал как у меня дела. А потом и встречи прекратились. Разводила меня с ним моя мама - по доверенности. Тогда я уже была в Москве, работала в "Комбинации" и у меня не было времени не только приехать на развод, но даже подумать на эту тему было некогда.
Через несколько лет после развода, мне нужно было взять у него один очень важный документ. Когда мы с ним встретились, я попросила дать мне хотя бы один мой портрет - когда мы жили вместе, он очень много меня рисовал. Он сказал, что никогда никакого даже маленького "карандашного наброска" у меня не будет.
Вот так и закончился мой первый очень короткий и очень сумбурный брак.


- На смену браку пришла новая, веселая жизнь в шоу-бизнесе?

- Времени на дискотеки и свидания у меня тоже не было. Чтобы чувствовать себя настоящей артисткой на сцене, нужно было учиться. А поскольку ни в одном вузе не научат, как стать, например, Аллой Пугачевой, мне нужно было схватывать все на лету. Я стояла за кулисами и смотрела, кто как работает. Поначалу был шок от всего. И от имен, и от того, как они выглядят, выступают… Когда я первый раз увидела группу "Машина времени" на сцене, боялась к ним даже подойти. Помню наша бас-гитаристка брала у Андрея Макаревича автограф почему-то на спичечном коробке и у нее от волнения дрожали руки. Году в 89-ом я впервые увидела, как идет Слава! Это было в спорткомплексе "Олимпийский" на съемках какой-то программы. Я иду по коридору, а навстречу мне - волна совершенно немыслимых духов, роскоши в окружении поддакивающих людей! А все кто были вокруг, как говорила Надежда Румянцева в фильме "Девчата" просто падали и сами в штабеля укладывались. Вот всему этому я и училась.
А потом еще бесконечные переезды, перелеты. Какие дискотеки, на это бы хватило бы здоровья.


-Ночевали по-прежнему на вокзалах?

- К тому времени мы уже начали что-то зарабатывать, поэтому сначала жили в гостиницах. А потом поняли, что это очень дорого и сняли на всех одну квартиру. Денег по-прежнему не было, все, что зарабатывали, Саша вкладывал в наше развитие. Более того, он имел право зарабатывать больше, чем мы все: ведь ради того, чтобы создать "Комбинацию", он продал и свою машину и все, что у него было. Однажды возвращаемся с очередных гастролей и видим полностью разграбленную квартиру. Все, что мы с девчонками успели нажить за это время - какие-то шмотки, импортные колготки (их же тогда было не достать, а если и удавалось купить у спекулянтов, нужно было выложить кругленькую сумму) - вынесли все. Было обидно до слез.


-Когда вы познакомились с Александром Иратовым, не напомнили ему про "лохушек"?

- Он и сам прекрасно помнил про "лохушек". Тем более, к моменту нашей с ним встречи песни "Бухгалтер" и "Америкэн бой" не звучали разве что из утюга. Именно поэтому он нас и пригласил на запись передачи "Музыкальная мельница России". В Ташкент, где проходили съемки программы, приехало около ста самых разных артистов: великих, популярных, начинающих…Уж не знаю почему, но с жильем произошла какая-то накладка, и артистов всех без исключения поселили в чудовищных условиях. Одна известная артистка, например, вынуждена была спать на бильярдном столе. Наш коллектив поселили в доме для престарелых, номер у нас был на всех с тремя кроватями, без шторок на окне. Это было 21 марта - в мусульманских странах на этот день приходится их религиозный праздник Навруз. Мы прилетели с очередных гастролей, нам бы отдохнуть - но не тут то было: старые узбеки, проживающие в этот доме, постоянно слушали виниловые пластинки со своими песнями и при этом громко подпевали. Их понять можно, у них праздник. Но нам-то вечером в кадр! На что я человек терпеливый, но тут не выдержала. Стучу в номер к Шишинину: "Покажи мне того организатора, который так не любит артистов!" а он мне в ответ: "Нам еще повезло. Кто-то, вообще спит на бильярдном столе". "Саша, я все понимаю, что у нас всего два дня съемок, что потом мы опять улетаем на гастроли, но нельзя же так издеваться" "Да я и сам хотел его найти", - ответил мне Шишинин. И вдруг через какое-то время на пороге нашего номера появляется мужчина в спортивном костюме и с массивной золотой цепью на шее. На дворе - начало 90-х, можете себе представить, что я подумала, увидев золотую цепь. "Кто тут хотел видеть?", - спрашивает мужчина. Смотрю на Шишинина и говорю: "Я". "Какие проблемы?" Рассказываю. А мне в ответ опять про артистку и бильярдный стол. "Все понимаю, - говорю, - но мы девичий коллектив, мы только - только с гастролей. Вы же сами знаете, что такое быть артистом. Ну можно же было хоть какие-то удобства предоставить. За что вы нас так не любите?"
Он посмотрел на меня: "Милая девушка, как вас зовут?" "Лена", - отвечаю. "Вот лично, вас - говорит, - чтобы искупить свою вину, я приглашаю вечером в ресторан. Поверьте, что не хотел доставить неприятности". А рядом с ним стоит узбекский товарищ (принимающая нас сторона), и почему-то крутит в руках ножечек. Мне стало страшно за этого человека в спортивном костюме. Забегая вперед, скажу, что на следующий день нас постарались расселить в нормальные условия. Вечером прошел концерт. После концерта говорю Тане Ивановой: "В чем мне в ресторан идти?" "Да ладно, говорит Таня, он сказал и забыл" "Да ты что?", - я серьезно собираюсь идти в ресторан. "Тогда концертное платье надень". Каково же было мое удивление, когда заходит к нам Саша Шишинин и говорит: "Девчонки, все одевайтесь, поехали в ресторан". "Не могу, - отвечаю, - я приглашена". "Это не ты отдельно приглашена, это извиняющий ужин для всех артистов. Иратов всех пригласил". Приезжаем в один из частных ресторанов. Все посетители в нем сидят в маленьких зальчиках. У меня, в этот вечер, на душе кошки скребли, - я-то думала, он только меня пригласил" И говорю девчонкам: "Если бы не я, фиг бы он вас пригласил" "Да он забыл уже давно о тебе"… "Забыл? Ну, сейчас я ему покажу!" Собралась я с духом и пошла к Иратову. Захожу в один из зальчиков, а там сидит вся верхушка съемочной тусовки. Во главе стола - мой будущий муж, но уже не в спортивном, а в светском костюме. А рядом с ним - девчонка. В то время он ушел из семьи, и она ездила везде за ним, преданно смотрела в глаза и постоянно говорила: "Сашенька-Сашенька". В общем, сидят за столом, все из себя такие великие, а тут вдруг "лохушка" пришла. "Здравствуйте, - говорю. - Спасибо вам за ресторан. Все замечательно". Иратов то ли от того, что неловко ему было перед товарищами, то ли он понял, что от судьбы не убежать, вдруг сказал: "Может вас проводить?" "Ну, хотя бы проводите". Проводил до автобуса. Поцеловал таким нежно-романтическим поцелуем: не страстным, не эротическим... Но…На улице начало весны, у мусульман праздник, я в чужой стране, вокруг пьянящий аромат весенних цветов …В общем, тот поцелуй запал мне в душу. На утро просыпаюсь и говорю Таньке: "Я влюбилась". Буквально к вечеру, уже вся группа знала о моей влюбленности и все вместе мы строили стратегические планы.


- По завоеванию Иратова?

- Именно. Я выяснила о нем все, вплоть до того, что из себя представляет его девушка: соперница она мне или нет. Мы должны были уезжать, значит, нужно каким-то образом на всякий случай оставить ему мой телефон. А как это сделать? Опыта у меня по этой части никакого. Думали, думали с девчонками. И ничего лучшего не придумали, как подойти к нему и сказать: "Мне очень нужны клавишные инструменты, вы не могли бы помочь их достать? Я знаю, вы все можете. Если у вас что-то будет, позвоните, пожалуйста". Мужики падки на лесть. А в данной ситуации я убиваю двух зайцев: и приятное человеку скажу, и телефончик оставлю. Всучила я ему номер телефона, сказала заготовленные слова и убежала. Ну, думаю, никуда он не денется. А он не позвонил. Прошло уже два месяца и вот тут как назло, мужики словно с цепи сорвались: то один просит телефон, то другой звонит, на свидания приглашают.


- Говорят, что мужчины за версту чуют влюбленную женщину.

- Да, но я-то по-прежнему ждала звонка от Иратова. Зачем мне другие? Ждала, хотя уже понимала, что бесполезно, что надо все забыть… И вдруг 9 мая на гастролях в городе Минске ко мне подходит организатор концерта: "Ну, чего? Сашка не звонил?" "Нет", - отвечаю.
"Он то - ли телефон твой потерял, то ли еще что-то. Короче, достал меня: скажи ей, чтобы она позвонила. А я забыл, вот сейчас тебя увидел - вспомнил". Я позвонила: "Ну что, достали клавиши?" "Нет, хотел пригласить вас в ресторан". "Опять на 200 человек?" "Нет, пойдем вдвоем". И как-то так, как само собой разумеющееся, получилось, что утром я проснулась у него. И опять как само собой разумеющееся, мы решили жить вместе. Решить-то мы решили, но у меня гастроли в одном городе, Саша вместе со Славой Малежиком (он был его продюсером) на гастролях в другом. Встречались мы редко, в основном перезванивались. У меня в голове засела мысль о том, что та девушка, с которой он жил до меня, в любой момент может к нему приехать. Ему, наверняка не давало покоя то, что я - популярная, что мы очень мало знакомы, и он не достаточно хорошо меня знает. Может быть, я ого-го какая! А тут еще группа "Комбинация" подписала контракт со Щвейцарией. Мы записывали альбом на английском языке, с нами занималась педагог. Работа предстояла очень серьезная. Когда Иратов узнал об этом контракте, я поняла, что в очередной раз должна сделать выбор.


-Иратов поставил условие, чтобы вы ушли из "Комбинации"?

-Нет. Как-то само собой получилось. Было лето. Саша уехал в Сочи. Там есть огромная концертная площадка, он ее арендовывал на все лето и проводил концерты популярных артистов. "Комбинации" предстояли гастроли на побережье Черного моря, первым городом должен был быть Новороссийск. Сижу в Москве, учу английский, вдруг звонит наша с Сашей общая знакомая: "Что ты сидишь?" "Да у меня тут то, да се", - отвечаю. "А ты знаешь, что она здесь?" "Кто она?" "Ну, она приехала. И ходит хвостом". Так, думаю, пора принимать меры. Что значит летом улететь в Сочи, да еще в начале 90-х, думаю, объяснять не стоит. А тут как назло ни одного знакомого администратора в Москве не оказалось, не пойду же я к Шишинину - с просьбой помочь достать билет в Сочи, он же не дурак, все прекрасно понимает. Я узнала адрес "Москонцерта" приезжаю туда : " Я, - говорю - Апина, мне завтра нужно улететь в Сочи. Не могли бы вы мне помочь с билетом".
На следующий день я прилетела в Сочи. А через три дня у "Комбинации" гастроли в Новороссийске. Я умудрялась появляться на концертах. И в какой-то момент пришла к Саше Шишинину и говорю, что из группы ухожу. Он, конечно, завелся: "Ты меня без ножа режешь. Будь человеком, отработай хотя бы эти гастроли".
Из группы я ушла на пике ее популярности. Но…ведь на одной из чаш весов была моя личная жизнь. И я совершено четко поняла, что если сейчас этого не сделаю, потом буду всю жизнь жалеть. Стали мы с Иратовым жить вместе. Я была так рада этому, что никаких карьерных поползновений с моей стороны не могло быть, мысль о сольной карьере вообще не приходила мне в голову. Я хотела семью, хотела быть рядом с Иратовым, хотела ребенка.


- Интересно, когда и как Александр Борисович сделал вам предложение?

- В том то все и дело, что это я "сделала ему предложение, от которого он не мог отказаться". Приехав домой после свадьбы Тани Овсиенко (я была у нее свидетельницей), спрашиваю у Иратова : "А когда мы поженимся?" "Тебе оно надо, - отвечает Саша.- Все эти куклы на машинах…И так живем замечательно". Но каждая девушка мечтает о свадьбе с любимым человеком. Мы очень повздорили тогда. Через какое-то время Саша приходит домой и говорит : "20 августа у нас с тобой свадьба." "Правда? Надо платье где-нибудь купить". "Поехали, купим". Он сам сходил в загс и за нас двоих подал заявление. Вот так я стала женой Иратова.


- И москвичкой.

- Прописка - это уже вторичная причина. Я просто хотела замуж за Иратова. Мне кажется, что мужчинам иногда что-то надо говорить прямым текстом, а то они никогда в жизни не поймут. После свадьбы мало что изменилось. Разве что только штамп в паспорте появился. И еще чисто психологически мне стало спокойнее. Я перестала дергаться. Если бы не свадьба Тани и Володи, я может быть, так до сих пор и дергалась бы.


-Вы сами решили выступать сольно или это была идея Александра Иратова?

- Саша постоянно уезжал на гастроли или по делам, а я сидела дома одна. И вот однажды сказала ему: "Давай я попробую хотя бы одну песню записать". На что Иратов мне отвечает: "Ценность ваша была в том, что вас на сцене - двое. А что ты сможешь одна?!". Но, тем не менее, через какое-то время согласился. Записали мы песню "Ксюша". И все. Через месяц эта песня звучала отовсюду. Так и состоялась моя сольная карьера.


- Легко ли работать с мужем-продюссером?

- Сейчас я точно могу сказать, как права была, когда решила уйти из "Комбинации" ради того, чтобы быть вместе с Иратовым. Я горжусь своим мужем и как профессионалом и как человеком. Наверное, в жизни каждой семьи бывают такие тупиковые ситуации, когда уже ни на что нет сил, когда потеряна вера и надежда, когда думаешь "пропади все пропадом". Могу сказать, что мой муж, который иногда мешал, как мне казалось, в работе, с которым мы спорили практически из-за каждой песни, в тяжелейший для меня момент стал мне надеждой и опорой, вселили в меня веру, когда я уже отчаялась и перестала надеяться на что-либо. Он шел со мной до конца и дошел, и если бы не Саша, я думаю, что Ксюши у нас не было бы.


- Как Александр отреагировал на появление Ксюши?

- Когда он первый раз увидел Ксению, по его реакции я поняла, что ради этого стоило тогда ездить в Ташкент, в этот дом престарелых, и вся наша жизнь с ним на протяжении всех этих лет стоила этого момента. Я даже подумать не могла, что мой муж может выглядеть таким трогательным и сентиментальным, с глазами на мокром месте…Это был совершенно другой человек, нежели тот, которого я знала. Так получилось, что дочка схватила его за палец - у малышей это чисто рефлекторно - и Саша настолько растерялся… Он не знал, что делать дальше.


- Алена, вы сейчас-то верите в судьбу?

- Со временем я стала фаталисткой. И прекрасно понимаю, не стоит ни о чем таком мечтать, а уж тем более что-то загадывать, потому что все равно будет не так, будет по-другому. Лучше или хуже, но по-другому, потому что человек предполагает, а Бог располагает. Судьба подает нам знаки, надо только суметь во время обратить на них внимание. Что будет дальше - не знаю. И не хочу загадывать. Хотя есть подозрения, что музыкальным работником детского сада и женой военного мне уже не стать.


Назад к списку